Молот ведьм. Наши дни. 25


Эта книга не основана на реальных событиях. Эта книга документально описывает реальные события. Автор более шестнадцати лет занимался экзорцированием и эта книга – попытка рассказать о накопленном опыте.

Fackyou--6707

 

Пролог

 

– Здравствуйте…я Татьяна. Я вам звонила…

– Да-да, проходите, я помню.

Непроизвольно я отметил для себя, пропуская её в прихожую и закрывая дверь, что видимо фотография, сделана давненько и сходство с оригиналом, осталось только в общих чертах.

 Конечно, лицо узнаваемо, но такое ощущение, что после этого снимка, время для неё потекло в ускоренном темпе. Глаза уже не блестели смехом, как на том фото, а смотрели настороженно – виновато. Под глазами залегли синюшные тени и ещё…бросалась в глаза её худоба. На фото она стояла под цветущей вишней, прижимая к бедру маленькую девчонку, исподлобья смотрящую в объектив, а сама она  улыбалась неизвестному  фотографу, открыто и счастливо. И если бы мне пришлось давать её словесный портрет по фотографии, я бы очень уверенно сказал – «телосложение – нормальное».

 Сейчас передо мной стояла одна треть от той Татьяны с фотографии. И видимо изменения произошли в достаточно короткий срок, так что она ещё не успела с этим смириться и задуматься о смене гардероба. Платье, в котором она пришла, сидело на ней так, как-будто она одолжила его у старшей сестры. Наверно действовал внутренний протест. Она не соглашалась с тем, что с ней происходило.

– Проходите в ту комнату – я махнул рукой на дверь. – я скоро…

Опять ловлю её извинения в опущенной голове и плечах. Она стремиться совпасть с обоями и всем своим видом сказать «я не хотела отвлекать». Да…знакомо, ну что ж, мы опять в начале пути…

Я знаю, что начать трудно. Трудно говорить с незнакомым человеком о своих проблемах. Знаю и поэтому не тороплю. Жду. Даю возможность привыкнуть к обстановке, к себе.

– Мне ваш телефон дала Лена. Она была у вас почти год назад вы ей тогда здорово помогли, мы с ней дружим…но то, что со мной происходит, вот уже почти год, я не смогла обсудить даже с ней. Она заметила, что я изменилась, да я уже и сама стала это замечать…

Она всё время выжидательно смотрит на меня. Я знаю этот взгляд. Ей нужно подтверждение, что она не ошиблась. Подтверждение, что она пришла по адресу…ей нужно ЧУДО!

Ведь как это передаётся из уст в уста? «Я зашла к этой тётке…а она на меня как зыркнет! И давай мне с порога говорить всю подноготную про меня…я так и обмерла…»

– Тань, давай мы сразу с тобой договоримся…я не смогу тебе ничем помочь, если не буду знать в чём.

– Но мне говорили, что вы видите всё сами…

Пришлось себе признаться, что я становлюсь вещим…

– Да. То, что ты нуждаешься в помощи это очевидно. Если бы я ставил целью произвести на тебя цирковой эффект, то я бы наверно нашёл как это сделать…Ну например, посмотрел бы взглядом «василиска» и замогильно прогундосил, что на тебе , девонька, СУХОТА!!!! Как ты думаешь, попал бы в цель?

– Думаю, что да…она первый раз улыбнулась.

– Тань, давай сразу в двух словах, по сути, с тобой происходящего и потом вместе подумаем, что с этим делать, а?

Она опять замолчала, но было видно, что она подбирает слова.

– Вы знаете…она сильно волновалась, – Я не знаю, как об этом говорить. Я не знаю с кем об этом вообще можно говорить. Я абсолютно нормальная…правда…

 Она посмотрела на меня, как будто я был председателем ВТЭК и колебался с решением об отправке её на инвалидность. Молчу. Жду.

– Я замужем и мужа люблю! (последнее прозвучало с вызовом)…но у меня…у меня появился мужчина. А может и не мужчина – она опустила голову и сосредоточенно смотрела на свои пальцы, которые перебирали платок.

– Я не знаю кто это или что это…и не знаю, как вам это объяснить. Платок в её руках доживал последние минуты. Она замолчала, видимо комок в горле перестал сглатываться, и перекрыл ей возможность говорить.

До меня потихоньку стало доходить.

– Ну, наверно, пришла моя очередь выступить в роли того Гудвина, которого ты искала? Я слегка улыбнулся, – И самому рассказать с чем ты пришла?

В глазах у неё появился интерес и истерика остановилась в начале.

– Однажды ты проснулась от ощущения, что рядом кто- то есть. Ощущение присутствия вызвало у тебя скорее всего ужас и оцепенение? Знаешь, как во сне, когда ты пытаешься, избежать какой- то опасности, но руки, ноги тебя не слушаются и крик останавливается в горле…И в этот момент ты чувствуешь, что тебя кто то касается…

– ДА! Всё было почти так…только ещё страшнее! Я проснулась от взгляда. Мне показалось, что на меня кто- то смотрит. Причём, я открыла глаза, в комнате темень-глаз коли, но точно знаю, что кто -то рядом… и смотрит на меня.

 От ужаса я даже вскрикнуть не могла. Я не знаю, каким чутьём, но я почувствовала, что ЭТО смещается по комнате к изголовью кровати. И смотрит на меня… уже надо мной. Меня просто парализовало. Кровать стоит изголовьем у стены, но я точно ЗНАЛА, что тот, кто на меня смотрит находится прямо передо мной. Я пересилила себя и приоткрыла глаза – никого. Но ощущение не проходило. Хотя я чётко видела (глаза уже привыкли к темноте), что надо мной висит только  ночник…я протянула к нему руку…и вдруг упёрлась рукой во что-то…мне показалось в волосатую, мужскую грудь…тут меня пробило. Я заорала так, что разбудила Светку, это моя дочь…

 И тут я почувствовала движение, как будто ветер по комнате прошёл и даже показалось, что я услышала голос…только одно слово «зря». И сразу пропало оцепенение и ощущение присутствия. Я метнулась к Светке. Она сидела на кровати, до конца проснуться не успела. Я залезла к ней под одеяло и включила настольную лампу.

– А муж?

– Его не было в эту ночь. Он работает на сутках.

– И когда это повторилось?

– Я уже стала забывать, хотя, когда муж уходил на сутки, я ещё долго спала со светом. Ему рассказала, он посмеялся. Потом ещё долго вспоминал со смехом. Да и мне со временем стало казаться, что всё было во сне.

 И вот где-то месяца через три, я опять очнулась среди ночи. Причём проснулась резко. Как будто не спала. И опять почувствовала, что кто-то в комнате есть. Но в этот раз я не чувствовала испуга. Не было оцепенения, не было ужаса. Я даже привстала с подушки и попыталась оглядеть комнату. В темноте смутно видела контуры мебели и в этот момент опять уловила движение. Прямо передо мной было какое-то перемещение. Вдруг я почувствовала касание….

Она замолчала. Я понимал почему она молчит.

– Касание было приятным?

– Да… я почувствовала, что кто – то взял мою грудь в руку. Причём я была в ночнушке, но касание было не через ткань, а живым. Живым и тёплым. Это бред какой-то…я таращилась в темноту, пытаясь что-то разглядеть, но видела только привычную обстановку…и в это время меня кто-то держал за грудь…и мне было приятно. Тут я почувствовала вторую руку…

Она опять замолчала.

– Вообщем, если опустить подробности, то ты испытала яркий оргазм?

– Да. Но не один… их было много. Весь остаток ночи был один большой оргазм…Он стал приходить каждую ночь, когда я оставалась одна. Я даже однажды поняла, что я его жду. Я жду когда у мужа будет ночная смена. Я таких ярких впечатлений не переживала никогда…

– Но через какое-то, время ты стала чувствовать, что утром ты разбита. И ещё долго не могла связать свои недомогания с этими волшебными визитами, находя объяснения в обычных недосыпах. Пока окружающие не стали интересоваться, что с тобой, так?

– Да. Именно так всё и было. Я и сейчас так думаю. А кому-то объяснять…сами понимаете. Теперь это происходит каждую ночь. И я себе уже давно призналась, что секс с мужем мне давно неинтересен…для меня он стал обязанностью. И кажется он это замечает. Пока ещё не пытается поговорить, но я чувствую, что у него растёт раздражение, а я не могу с собой ничего поделать.

 Я  знаю, что я буду разбужена, когда муж будет видеть свою нелюбимую работу в страшных снах, и меня будут любить так, как мне хочется именно в этот раз.

Тут она замолчала…

– Но я понимаю, что это НЕ НОРМАЛЬНО!!! Вернее недавно стала понимать…я похудела на восемнадцать килограмм. И вообще…если бы мне кто о таком рассказал, я бы не поверила…а тут такое…и со мной!

Тут меня отвлекла посторонняя мысль. Да…кому ТАКОЕ расскажешь? Если на себе не испытал, не пережил – ни кому не объяснишь. За двенадцать лет я к этому уже привык. Привык к ощущению, что есть другая поджизнь, которая касается меньшинства. И когда это меньшинство с ней сталкивается, это всегда случается неожиданно и вдруг… но остаётся в памяти навсегда.

Я вспомнил свои впечатления от той своей первой встречи с этим миром теней…

***

Я «отчитывал» у друга. К тому времени у меня было уже двое детей и обычная панельная двушка не позволяла принимать людей. Выручил друг детства. Предложил свою комнату. Уговорил родителей, помог оборудовать. В общем-то, я не создавал им помех. Мать его была верующей и даже с радостью согласилась пускать посторонних, понимая, что дело благое. Опять же, для неё это было развлечением. Люди, которые приходили раньше назначенного времени, или ожидающие очереди, если я задерживался с предыдущим человеком, составляли ей компанию. Я тогда только-только начинал. Всё шло практически в колее до того случая…

Обычно процедура занимала около часа. Человек садился в кресло лицом к иконам, закрывал глаза. Я читал над ним определённый набор молитв и он (она) либо спал, либо переживал, какие – то ощущения в виде покалывания, почёсывания. Обычно, этого было достаточно чтобы, спустя десять – пятнадцать посещений, у них проходили болезни, которые их привели ко мне. Я тогда даже не понимал, как это работает. Была уверенность (даже не вера…она пришла позже) что лечит Бог….ну, такой абстрактный Бог – Высший Разум, который решает кому-то помочь, и приводит ко мне. Я этому человеку объясняю, что ВСЁ неспроста, нужно задуматься и покопаться в себе…а дальше выступаю как посредник. Просто прошу за этого человека, и ему приходит помощь. Философия простая. Тогда мне казалось всё легко и просто…

В тот день я был «с ночи». Работал на суточном графике «сутки – трое». Людей было много. Я не успевал вести запись. Пришлось уплотнять график и записывать уже по пятнадцать человек в день. Если учесть, что на каждого уходило в среднем по часу, то не трудно подсчитать… Самое трудное было вести приём после ночной смены. Язык заплетался, с трудом удавалось держать вектор и понимать ЧТО происходит, « Кто я? Где я?» Это обычные контрольные  вопросы, которые я себе периодически задавал, чтобы вернуться в сознание.

В тот день, третьей или четвёртой была Наташа. Это полная женщина, окола сорока лет. У неё была астма. В общем -то всё было как всегда (она была уже седьмой или восьмой раз). Обычно во время «отчитки» она спала и во сне покашливала коротким, дробным сухим кашлем.

Я уже три раза ловил себя на том, что засыпаю на «ходу». Зимой темнеет рано, свет в комнате дают  только лампадки, которые могут убаюкать любого бодрячка, а я после смены, спал полтора часа…в общем откровенно кемарил, держась на последних «морально-волевых», бормоча под нос заученный набор молитв, ну конечно уже на автопилоте – «не уму, не сердцу»… и вдруг….

Я не сразу понял, что случилось. Из очередного, четвёртого «погружения» меня вывел вой!

Утробный, заунывный вой! У-У-У-У-У…я проснулся моментально! Проснулся и остолбенел.

Наташа стояла ко мне лицом (по условиям задачи она должна была сидеть в кресле и дремать) и протягивала ко мне руки…  «пробуждение» моё было, мягко говоря, схожим с пробуждением семинариста из «Вия», когда Паночка в первую ночь решила его разбудить, вежливо постучавшись гробиком в ту ветхую защиту, которую ему давал круг, предусмотрительно начерченный хитрым хохлом…

 Глаза её были закрыты, она тянула руки, не пытаясь приблизиться…и выла!

 Нештаточка….я с перепугу сбился и замолчал. Тут она открыла глаза….Я понял, что это не Наташа…Кто угодно, но только не она! Это был не её взгляд. Я наверно и сейчас не смогу описать те глазки…хотя позже я видел этих взглядов море, и научился их менять на заискивающие…но тот самый первый…

Мы стояли и молча смотрели друг на друга. Лицо её сильно изменилось…Оно стало ЗЛЫМ! Нет, даже не злым…оно стало страшным. Передо мной стоял ДРУГОЙ «человек»! Столько ненависти, концентрированной, очищенной от примеси других эмоций, я за свои, тогдашние двадцать с маленьким гаком, лет ещё не видел. Сказать, что я струсил – нельзя…Я ОЧЕНЬ СИЛЬНО СТРУСИЛ!

В голове ни одной мысли…только ужас…уж больно разительные перемены произошли за последние (ну сколько я там кемарнул?) пять – десять минут…

Тут она заговорила (ну вот зачем? Ведь итак было уже страшно…)

– Как ты меня разозлил, младенец…

– ….

– Хочешь я её добью прямо сейчас?

– ….

Можно представить, какие чувства я испытывал в этот момент… За окном темно, в комнате дрожащий свет дают только три лампадки, в метре от меня стоит монстр и тени (три штуки) от него пляшут на стенах. Монстр явно мной недоволен и не очень то хочет менять своё мнение обо мне на обратное… Сердце у меня стучит где-то под коленкой, ножки ватные…

– Что перестал балакать?

Я машинально отметил, что лексикончик и тембр голоса не Наташкин. Ту я знал как облупленную, проработав с ней почти год. Наташка была хорошо образована и значение слова «балакать» ей пришлось бы объяснять отдельно.

И тут случилось второе чудо за этот дивный вечер. Глазки этого «людоеда» в одно мгновенье закрылись, ручки плетями повисли, и все сто двадцать – сто тридцать килограмм Наташкиного корпуса стремительно пошли вперёд, с явным намерением перейти «в партер». У меня проскочила молнией мысль «приговор приведён в исполнение?»

Я машинально попытался её поймать. Именно машинально, потому, что в сознании сидел ещё страх… и сознание хотело перенестись в этот момент, туда где всё стабильно и хорошо… сознание видело такое место в рекламе «Баунти».

От контакта со мной, Наташка пришла в себя и открыла глаза. Свои глаза, привычные.

– Серёг, ты чё?

– …

– А как это я здесь оказалась?

– Наташ, ты правда ничего не помнишь?

– А чего это «ничего»?

– Да…а мне повезло меньше…я теперь ЭТОГО забыть не смогу.

Я вкратце (и не сразу) ей  пересказал события этого вечера, с её участием…Она выслушала с большим недоверием, но и не верить мне было трудно. Достаточно было на меня взглянуть.

Но на этом «новости» не закончились. Когда мы вышли из комнаты, в зале, где обычно семья друга коротала вечерочки перед телеком, стояла подозрительная тишина. Я заглянул по обыкновению и застал такую картину – на диване, поджав ноги и прижавшись друг к другу, бледнее обоев, сидело всё семейство. Саня (друг) поведал мне такую «сказку»…

Минут через двадцать, после того как зашла Наташа на отчитку, с улицы, в окно комнаты, где они сидели перед телевизором, кто-то постучал. Требовательно так. Всё бы ничего, но этаж был шестой. Видимо, чтобы у них не осталось сомнений, что это не глюк, постучали снова, да так, что стекло в раме зазвенело. А потом за стенкой раздался вой… Можно их понять. Ночь. За окном пустота. Этаж безопасный – шестой. И кто – то стучит в оконце с внешней стороны. Дядя Вова (Санькин папа) протрезвел в момент (и потом ещё долго не принимал). Саня – культурист с яслей, сидел, сгруппировавшись на диване прижатый с одной стороны мамой, с другой папой. Вид у всех троих был очень интеллигентный…

***

– Да, Тань, пожалуй не с кем это обсудить… Ты знаешь, при всей кажущейся тебе уникальности, твоя ситуация далеко не нова. Это явление достаточно широко распространено и пожалуй одного возраста с человечеством. Даже в моей практике твой случай не первый. Это «обычный» инкуб – мелкая астральная сущность, паразитирующая на жизненных силах, как правило, одиноких или неудовлетворённых в сексе женщин, а таких, к сожалению, большинство.

– Но у нас с мужем в этом плане всё хорошо…было всё хорошо, когда это началось.

– Я не берусь судить, значит твой случай будет первым, известным мне, когда инкуб приходит в семью, где эмоции в спальне плещут через край… Значит это глупый инкуб, который влез туда, где ему нечем поживиться.

Ну, суди сама – они живут тем, что могут «выбить» из женщины… теми энергиями эмоций, которые женщина отдаёт, раскрываясь во время оргазма. И если в начале они заползают вроде просителей – соблазнителей и полностью зависят от желаний своего донора, то со временем, напитавшись как пиявка кровью, энергией своей подопечной, набирают силу и уже не спрашивают  «хочешь – не хочешь», они уже влияют, подавляя волю. Выпивают полностью, оставляя после себя безвольное существо, балансирующее  на границе жизни и смерти от полного энергетического истощения.

 Если женщина полностью удовлетворена, что она может ему дать? Она для него пустой сосуд…. Отделаться от такого «ухажера» будет не просто. Судя по тому, как ты выглядишь, всё зашло достаточно далеко и он уже имеет над тобой достаточно власти, чтобы начать тобой управлять. Ты ведь не хотела сюда идти?

– Да…. Я весь день сегодня искала поводы отменить визит, придумывала причины, чтобы перезвонить и перенести встречу, сославшись на срочные дела. Даже подходя к двери, ещё колебалась, и сейчас во мне происходит какая – то борьба. Я ощущаю себя сейчас как во сне. Какое – то оглушенное состояние.

– Вот видишь. Хорошо, давай я тебе расскажу, что будет тут происходить и как тебе себя вести дальше. Многое будет зависеть от тебя, практически всё, а я буду лишь тебе помогать. Первое время будет очень тяжело, тебе придётся собрать всю свою волю. Они без боя не уходят. Он начнёт  беситься, ему будет плохо. Поскольку он сильно связан с тобой – ты его кормовая база, его источник силы, все его метания будут передаваться и тебе. Вы сейчас один организм. Сообщающиеся сосуды. Поэтому на тебе будут отражаться все его метания. Выражается это обычно в перепадах настроения, беспричинной агрессии, смене приступов бешенства и депрессии, в общем, буря изнуряющих эмоций, но это ненадолго. При условии, что ты будешь принимать активное участие в собственном лечении. Ты должна противостоять его соблазнам. Ему потребуются ТВОИ силы, чтобы бороться. Как их из тебя доставать он знает отлично. Он изучил все твои «слабые» стороны и знает как кратчайшим путём «выбивать» из тебя максимум. Ты должна закрыться для него. Это будет не просто, поскольку он имеет влияние на твоё сознание. Вот тут уже моя часть. Они очень быстро «надуваются», но так же быстро и «сдуваются» оставшись без подпитки.

Она слушала рассеяно. Я понимал, что сейчас суть сказанного мной до неё доходит трудно. Ну, ничего, это проходящее.

– Ну, а теперь садись поудобнее, закрывай глаза,- я зажёг лампадку.- начнём.

Я прочитал защитные молитвы, это обязательная часть ритуала, чтобы остаться недосягаемым для «подопечного» и приступил к основному…  почти сразу из глаз Татьяны потекли слёзы. Она сидела тихо, боясь пошевелиться и слёзы просто текли, срываясь каплями ей на грудь…

Ну, здравствуй, ещё один астральный паразит. Будем знакомы….

НАЧАЛО

– Андрюх, а может на выходных за город, на шесть соток…по соточке?

Мы сидели в курилке, солнце жарило невыносимо.

– Не, не смогу…

– Мы с тобой уже год почти в одной упряжке, а так не разу не «скрепили».

– Да я не против… просто занят.

– Ну давай на следующих

Андрей как то сник.

– Я и на следующих занят…

Андрей  был старше меня почти на десять лет, но когда он пришёл в нашу контору, мы очень быстро сошлись, можно сказать подружились. Я даже считал, что у него от меня нет тайн, после того как мы подробно и детально обсудили за время нашего знакомства, все аспекты мироздания вообще и нашей личной жизни в частности. Однако, сейчас я почувствовал, что он что то не договаривает.

– Так…что за тайны такие? – я изобразил оскорбление недоверием.

– Да какие тайны, просто занят и всё. Жена просила помочь.

– Помочь? Двое выходных подряд? Она чего там задумала  такого? Вы там макраме плетёте, что ли?

На самом деле я знал, что четверо детей это всегдашний повод ждать помощи от мужа, но именно поэтому и хотел вытащить приятеля на травку всем семейством.

– Да, какое там макраме…

– Ну, наверно метра три на пять, если помощь нужна. Она у тебя вообще, чем занимается целыми днями, ну кроме кормления?

Андрей был не настроен шутить. Мне показалось, что он как бы качается, прикидывая в уме, стоит мне, что  то такое сказать, о чём раньше не говорил, или отшутиться и перевести разговор в другое русло. Но я уже «взял след» и остановить моё «бурение» могло только полное  искреннее «раскалывание» до самого основания, и он это почувствовал.

– Понимаешь, Серёг, я тебе раньше не говорил…я вообще это ни с кем не обсуждаю – он очень неохотно расставался с последним бастионом разделяющим нас. – Она у меня занимается лечением…

– Да? А что лечит? – я ещё не понимал, чего он нагоняет тень на плетень. Подумаешь – «лечит».

– Она снимает порчу. Народу идёт очень много, поэтому она на выходные, когда я дома, назначает по максимуму.

– Ничего себе. Лечит чего? Нет я конечно слышал, что-то такое…но в живую не сталкивался. И что, хорошо зарабатывает?

Андрюха видимо пожалел, что разоткровенничался со мной. Это было видно, по тому как он долго прикуривал уже третью сигарету.

– Она лечит бесплатно…

– Андрюх, а сейчас кто-то, что-то делает бесплатно? Нет, я понимаю, если бы ты был в совете директоров нашей конторки и твоей зарплатки хватало бы на все капризы твоего батальона…или я опять сейчас узнаю, что-то новое про тебя?

– Блин, ну вот знал, что не надо говорить. Это не объяснишь…

– Ну, ладно, не бычь. Бесплатно, так бесплатно. А что такое порча, может и на мне есть? – я спросил с полным безразличием к ответу, просто почувствовал, что попал в нерв и нужно увести разговор в сторону.

– Это долго объяснять, – он явно стал редуцировать разговор. – а есть или нет, я сказать не могу. Этим Риммка занимается. Я в эти дела не лезу.

Мы докурили по третьей, и пошли перекладывать бумажки в душный офис. В 93-м кондиционеры были большой экзотикой.

К этому разговору мы долго не возвращались, пока не случился повод. В принципе поводу этому было двадцать три года и повод этот, был моей женой.

В то время мы жили с моими родителями. И жизнь двух семей под одной крышей, как водится в самом начале, протекала в совместных просмотрах телевизора (тогда ещё одного на всех) по вечерам, и приготовлении общего ужина на кухне. Но, следуя традициям жанра, эта идиллия очень быстро стала рушиться и закончилась разделом холодильника, кастрюль и прочими атрибутами совместного проживания с родителями. Теперь мать с женой стали вежливыми и обращались друг к другу на «вы». Они были бы рады вообще никак не обращаться, но куда денешься с «подводной лодки». Вошли в моду и элементы театральности. Не знаю, как называется эта режиссерская находка, когда актёр поворачивает голову к публике и что-то доверительно шепчет, а потом «возвращается» к партнёру по сцене и продолжает действие. У нас быть публикой назначили меня. «Скажи своей маме…», «Передай своей Оле…» звучало часто и в присутствии на сцене всех действующих лиц одновременно.

Не подействовало примиряюще и известие, что Ольга беременна. Нет, конечно, была попытка вернуться к тому, как было в начале, но…очень быстро совместный быт помог накопить новых противоречий, и всё встало снова в колею.

Сближающим всех  фактором послужила, пришедшая, откуда ни возьмись, экзема у Ольги. Сначала кисти рук, потом локти, позже мокнущие язвы на коже стали появляться хаотично. Тут мать забегала по блатным знакомым, в поисках хорошего специалиста. Мы прошли одно обследование, второе, третье в разных местах и получили три разных диагноза. И как лечить? Встали на распутье как в былинах. «На право пойдёшь…». Вот тогда и прозвучало это мало понятное слово «сглаз» первый раз. Было оно озвучено моей деятельной мамой, а раз диагноз поставила она, то он и стал самым диагнозным диагнозом. Теперь на кухне по вечерам только об этом и говорили, что нужно искать «бабку», хотя и страшно…рожать ведь скоро. Включившись в общую озабоченность в поисках бабки, я вспомнил тот разговор с Андреем и, придя на работу на следующий день с порога потащил его в курилку.

– Слушай, Андрюх, ты говорил, что твоя там чем- то таким занимается, помнишь?

– А, ты опять про это…- он сразу скис.

– Да подожди ты. Ты же знаешь, что у меня Ольге рожать через три месяца, а у неё какие -то проблемы с кожей. Врачи разное говорят, а толку – ноль. Может это сглаз какой…или что там бывает? Я подумал, может Риммка твоя сможет посмотреть? Она же сглазами занимается?

Андрей, видимо поняв, что я не глумлюсь и не ёрничаю, а выражаю реальную заинтересованность, немного оживился.

– Ну, приноси завтра её фотографию, я покажу. Посмотрим, что скажет.

– А какую надо? Цветную, в рост?

– Любую, но чтобы глаза было видно.

На следующий день я принёс аж пять фотографий. Андрей посмотрел на каждую, выбрал одну и обещал сказать результат завтра же.

– Ну, не томи… – мы дождались, когда из курилки вышел последний курилец и я накинулся на него с вопросами.

– Сказала, что порча есть. Нужно снимать как можно раньше, пока на физическом уровне последствий не натворила.

– Что прям вот тут всё видно, да? – я крутил в руках Ольгину фотографию, пытаясь увидеть что-то такое, что мне тоже поможет поставить диагноз. Ну, а что…все диагностируют как хотят…но ничего необычного в привычной фотке не увидел. – и что делать?

– Надо вам самим с ней поговорить, она сможет объяснить лучше, чем я. Когда сможете подъехать?

– Да хоть сегодня. Далеко?

Тут я понял, что не смотря на год, можно сказать, дружбы, я не знаю где Андрей живёт. И тут же понял почему.

– Практически на другом конце города. Обычно еду около часа. Но вы будете добираться часа три…

– Не понял… ты свой адрес только визуально помнишь, а адреса нет?

– Дело не в адресе. Все первый раз ищут долго…. не пускают…

Я улыбнулся.

– Ты такой загадочный становишься, когда на эту тему начинаем говорить.

Он продиктовал адрес и мы ещё поспорили о том, сколько нам придётся искать Андрюхино «лежбище».

Вернувшись  домой, я точными распоряжениями заставил «тихую гавань» вздрогнуть и пока наскоро перекусил, Ольга уже была собрана и готова.

Мы вышли на остановку автобуса.

– По моим прикидкам к финишу нам придётся добираться на трёх автобусах. Ну, где то с часик.

– Ты хоть расскажи , куда едем то?

– Жена у друга по работе чего-то там шаманит… Сказала, что порча у тебя. Подробностей он не сказал, говорит нужно с ней поговорить. Съездим, посмотрим, что скажет.

Тем временем мы стояли уже минут двадцать, а автобуса не было. Это, конечно, ещё ни о чём не говорит… в это время интервалы увеличиваются, но когда мы простояли сорок минут и начался дождь с холодным ветром, появилась мысль вернуться.

– Куда они все провалились? Ты помнишь, чтобы автобуса не было так долго?

– Хм… ну бывало, чтоб минут пятнадцать ждать, но чтобы столько…ещё погодка радует…может домой?

– Да, неудобно. Вроде договорились. Я ведь как бы по блату, она других перенесла…

Тут показался автобус и как ни странно почти пустой. Больше ждать подолгу не пришлось и две другие пересадки прошли в хорошем темпе.

Когда последний автобус закрыл двери и скрылся за поворотом, радостно шурша покрышками, оставив нас на остановке, я немного приуныл. Остановка «ул. Панфиловцев». Всё верно. Только где тут дом 28 по одноименной с остановкой улице? Остановка находилась посередине пустыря (наверно того же героического имени), окружённого со всех сторон жилыми массивами. Можно было пробовать шагать в любую сторону и пройдя с километр, радостно узнать у встречного прохожего, что улица Панфиловцев находится по обратную сторону пустыря.

Так и получилось.

– Это вам нужно сейчас пройти через пустырь….во-о-о-н тот дом. Видите, у него ещё такая крыша с красным бордюром? – встречная бабушка тыкала пальцем с воспалёнными суставами в сторону многоподъездной девятиэтажки, в аккурат, напротив нас, только за пустырём.

Радость наша, после форсирования преграды с пересечённой (сильно пересечённой) местностью была недолгой. Ни таблички с номером дома, ни названия улицы на домике не значилось. Прохожего пришлось ждать долго.

– Это не двадцать восьмой. Это тридцатый дом. Двадцать восьмой через дом за этим. – блистал перед нами знанием географии мужик в трико и собачкой на поводке.

Погода становилась невыносимой. Дождя не было, но тучи висели тяжёлые, как Ольга, и готовы были вот-вот разродиться.

То, что и на этом доме не было опознавательных знаков, даже не удивило. Я отсчитал подъезд, и мы поднялись на седьмой этаж. Квартира 175. Звоню. Дверь открыла женщина с бигуди на голове, даже не спросив «кто»?

– Добрый вечер, я Сергей – улыбнулся я во весь рот, с тогда ещё хорошими зубами.- Мы работаем вместе с Андреем.

Носительница бигуди просто закрыла дверь перед нашим носом. Немая сцена. Робко нажимаю на звонок и слышу недовольный голос из-за двери

– Чего надо? – голос через дверь, видимо звучал из-под бигуди.

– Нам дали ваш адрес. Это Панфиловцев 28?

– Нет. Это двадцать шестой.

– А не подскажите где двадцать восьмой?

Но видимо бигуди окончательно её накрутили на себя…ответа не было. Ну спасать её мы даже не пытались, вышли на улицу.

– Правда, как заколдованное место, – я грустно ухмыльнулся, – и спросить не у кого. Такой микрорайон здоровый и ни одного человека…

– А тётя странная. Сначала открыла молча, не спросив, потом даже из-за двери разговаривать не стала.

– Наверно ждала кого то, открыла, а тут мы «на папиной «Победе», здрасти…

Улица была пустой. Методом исключения дом был найден по Андрюхиным ботинкам, которые стояли у входа в 175- ю квартиру одного из них и весело кричали мне «привет», сквозь решётку тамбурной двери. Открывать вышел он сам.

– Долго искали?- он улыбался как аравийская роза.

Я взглянул на часы… прошло около трёх часов.

– Давай чаю сразу, предсказатель. Ольга вон, чуть стоит.

– Чаю не получится. Мы конечно знали, что вы вовремя не приедете, но чтобы так долго… Скоро уже должны быть люди по записи. Так  что, с чаем перед выходом.

Тут, к нам в прихожую вышла из боковой комнаты женщина лет тридцати пяти. Сразу бросился в глаза её нос с лёгкой горбинкой и странные, очень странные глаза. Странность заключалась в больших карих зрачках. Не чёрных, как уголь, как у всех уважающих себя ведьм, в моём представлении, а именно светло-коричневые, но больше среднестатистических. И выражение глаз было не надменно – покровительственное, а скорее приветливое. «Странная ведьма, какая-то  у Андрюхи жена. Какая-то  не типичная…  – подумал я,

– Здравствуйте. Я Римма.

– Здравствуйте. Меня зовут Сергей, мы с Андреем работаем вместе,- выдал я свой текст, отрепетированный на бигудюшнице. – А я вас, почему то именно так себе и представлял. – соврал зачем то я.

– Сомневаюсь, что это правда, – она сказала мягко, но без подразумевающейся по ситуации улыбки. – Проходите в эту комнату, – она указала на ту комнату, откуда вышла.-  А то у нас уже мало времени. Я сейчас подойду.

Я постарался настроиться на серьёзный разговор. Тон был задан Риммой. «Хм…всё-таки сюрреализм какой то…где я и где порча?» – пронеслось у меня в голове. Тут из соседней комнаты выскочил карапуз в колготках с синючими как у Андрюхи глазами. И вообще собственно его копия, только пока без усов.

– Дядя, дай мнаку?

Что я за остолоп такой? В гонке со временем, даже не подумал тортик купить…

– Максим, – Римма выглянула в прихожую. – Ну-ка брысь в комнату.

Я виновато улыбнулся малышу и открыл дверь. Комната была, мягко говоря, необычной.

В углу у входа стоял небольшой столик, заставленный иконками, лампадками, крестиками, ещё чем-то, что я не смог сходу определить, но явно тоже относящееся к атрибутам «опиума для народа». Выше над столом поднимались три яруса полок, тоже заставленных иконами. Иконы были и на стенах. Причём большие и очень большие. На входящего с них смотрели, какие-то  люди, явно пенсионного и постпенсионного возраста. Были ростовые изображения, сольные и групповые. С них, кто-то смотрел укоризненно строго, кто-то ободряюще ласково. Для меня это было первым прикосновением к тому, что станет смыслом жизни очень долгое время. Но тогда я ещё этого не знал….

 Моё отношение ко всему религиозному, в то время, было сформировано на фильмах из моего детства.  Самыми первыми впечатлениями меня «обогатило» моё собственное крещение. До сих пор память смогла удержать только маленький фрагментик – мне меньше пяти лет…я на руках у прабабушки в душной церкви…. Очень много народу и поп в страшной, чёрной одежде ходит по кругу (как в цирке) и пускает дым. Мне жарко, страшно и хочется, чтобы это всё быстрее кончилось…я плачу.

 Когда всё закончилось, мы вышли из церкви с прабабушкой за руку на свежий воздух, где ждал нетрезвый папа.

– Ну, вот и слава Богу!- бабушка папы была сильно рада. – А то как татарчонок некрещёный…

Позже, сильное влияние оказал фильм «Тучи над Борском». Сейчас я понимаю, что это была халтурная агитка, но сознание октябрёнка не смогло бы разобраться в хитрых сплетениях атеистической доктрины принятой моей могучей Родиной. Фильм, под тревожную музыку рассказывал о том, как родители, скорее всего баптисты,  ибо их особо недолюбливали в то время агитаторы, свою дочь – праведную комсомолку, принуждали молиться денно и нощно. А когда она попыталась найти поддержку у своей родимой комсомольской организации, они – родители замучили  её до смерти…. Возмущению моему не было тогда предела. Но уже тогда я признавался себе, что судьба главной героини меня так сильно озаботила ещё потому, что девочка была милой симпатяжкой и сильно мне тогда понравилась…  я рос любвеобильным октябрёнком…

– Ты чего там делаешь? – я стоял и колупал краешек одной из икон, пытаясь понять на какой основе нанесено изображение.

– Представляешь, похоже на извёстке…

– Нет. Иконы рисовали на сложной основе. – Римма вошла в комнату и остановилась у окна. – Я сейчас попробую  вкратце рассказать, что такое порча и в чём её опасность.

Мне казалось, она чувствует мой скепсис и намеренно не тратит время на вводные разговоры, а начала разговор так, как – будто порча – это что – то само собой разумеющееся и её существование не подлежит обсуждению. Следует обсудить только её свойства и проявления.

– Начну с того, что порча не может возникнуть сама по себе. Её делают. Делает, как правило, человек с которым вы тесно общаетесь.  Посторонним с вами делить ничего и максимум, чем может «отметиться» посторонний – это  сглаз или проклятие. А порча – это сознательный вред. Целенаправленный и периодически поддерживаемый. Для этого жертва должна быть в постоянной доступности и ничего не подозревать.

Она говорила безапелляционно. Я не верил не единому слову. Ольга тоже слушала внимательно, но похоже была со мной солидарна.  «Сглаз», «проклятие», «жертва» – это звучало как – то несерьёзно.

– Вам обоим нужно снимать…

– Обоим? И мне тоже? – я еле удержался от того, чтобы не съязвить…

– Да. И похоже вам делает один и тот же человек. И он рядом.

У меня завозилось любопытство.

– А кто это?

– Это можно будет посмотреть, но лучше если вы сами поймёте кто.

– А как? Я имею ввиду по каким признакам можно это понять?

– Это будет не просто… Дело в том, что, как правило, на того, кто это делает, думают в последнюю очередь. Они умеют отвести от себя глаза. Ещё раз повторю – жертва должна как можно дольше находиться в неведении, чтобы не начала предпринимать защитных действий и ещё потому, чтобы иметь с ней контакт, это необходимо, в любое время. Ведь вы же, будете избегать человека, который вам вредит?

Мы изобразили неуверенно – вялое – «ну конечно….скорее всего…».

– Вот именно… а им нужен контакт с вами. Они с вас тянут силы, а на вас сбрасывают свои болячки. Конечно, они могут всё делать и на расстоянии, но непосредственный контакт – это лучше, сильнее и надёжнее. Поэтому я вам советую присмотреться к своему окружению, особенно когда начнём с вас это всё снимать. Дело в том, что порча не исчезает бесследно. Она возвращается к тому, кто её создал. И возвращается, нанося удар, в несколько раз сильнее, чем жертве, для которой она была предназначена. Для ведьмы это, мягко говоря, неприятно…. Она обязательно попытается скинуть её обратно на вас. Для этого ей нужно будет до вас дотянуться любым доступным способом. Увидеть, дотронуться, передать какой – нибудь  предмет, поговорить по телефону.

Я, ещё не веря во всю эту ахинею, всё же не выдержал и вступил в спор. Но скорее ради самого спора, а не ради уточнения.

– Но получается, что уйти от контакта не получится никак. Если, допустим, что мы поняли, кто этим занимается, и ограничили с этим «душегубом»  всякое общение очно,  то он может позвонить по телефону, а мы же, снимая трубку, не знаем кто на том конце провода…

– Самое трудное в этом – поверить, что этот человек источник ваших неприятностей. А когда поверите, защититься будет делом нетрудным. Ещё раз повторяю – эти люди находятся с вами в хороших отношениях и стараются поддерживать в вас эту уверенность. Поэтому я стараюсь не говорить «больным» кто им делает. Как правило, это приводит только к недоверию. Ну, судите сами. Я вам скажу, что вам делает «насмерть» родная мать или дедушка…  а это, к сожалению сплошь и рядом… как вы отреагируете?

– Конечно, предсказуемо отреагируем, – я улыбнулся.

– Поэтому, я стараюсь объяснить, как можно вычислить в своём окружении этих «доброжелателей», а уж вы сами для себя всё решайте. Я не буду вам ничего навязывать. Но чем чревато для вас ношение порчи объяснить просто обязана.

Я приготовился выслушать очередную страшилку, уже решив для себя, что нужно потихоньку забывать, как сюда добираться, а с Андрюхой больше не поднимать эту тему никогда.

– Любая порча действует на ваше астральное тело. Она его разрушает. Все изменения в астральном теле проецируются на физическое. Как долго ваш организм сможет противостоять такому воздействию неизвестно. Всё зависит от ваших  внутренних ресурсов и настойчивости и силе того, кто вам её делает. Но самое главное – до вас доходит ровно столько, сколько позволяет Бог.

Ну почему, при слове «Бог» мне становится так скучно?

– Римм, так тут ещё и Бог замешан? А что же он не вмешается, когда видит, как кто – то, кого -то изводит? Дал бы так, чтобы охоту отбить. Это, что же за Бог то такой, который потакает всяким поганцам?

– Не всё так просто… а почему он должен вмешиваться, к примеру, если видит, что тебе причиняют вред? А может, ты заслуживаешь этого, – она улыбнулась. – Чем, в его глазах, вред, причиненный тобой, отличается от вреда причиненного тебе? Почему ты считаешь, что для него ты чем – то отличаешься от той же ведьмы? Ты никого не обижал?

Я смутился.

– Ну, наверно за всю жизнь кого -то и обидел… но не на смерть же…

– Так я, поэтому и говорю, что до вас доходит не всё, что вам делают, а только то, что заслуживаете… Она опять улыбнулась. И эти рамки очень подвижны. Вы их сами сужаете или раздвигаете, каждой своей мыслью или поступком.

– Странно… но если всё так обстоит, то почему же об этом нет никакой информации? Ведь если Бог решил с нас спрашивать за каждую мысль, то мы же должны, хотя бы знать об этом, – я захотел вступить в демагогию всерьёз. – Иначе получается он начал с нами игру, а правила знает только он?

– Ну, во-первых, эти правила всем известны с детства. Ты же знаешь что «хорошо», что «плохо»? Нам это с яслей объясняют. А во-вторых, ты же сюда пришёл, и я же тебе это объясняю. Ты думаешь это всё набор случайностей? Нет. Просто пришло время… Видимо ОН решил, что сейчас благоприятное время для того, чтобы ты это понял.

– Хм… ну для начала, это нужно принять…

– Ты хотел сказать – поверить в это?

– … в том числе…

– Это дело времени. Понимаешь, вера придёт со временем. Волей- неволей, ты теперь задумаешься над услышанным,  попробуешь сопоставить и быстро убедишься, что всё вокруг тебя происходит именно по этому закону. Проскочила плохая мыслишка – притянул неприятность. Переосмыслил, изменил своё отношение к событиям, людям вокруг себя – неприятность пролетела мимо.

Она говорила об этом легко, с уверенностью человека, давно живущего по этим правилам и не раз убеждавшегося в правоте этой теории. Я  же по прежнему пытался найти какой – нибудь заковыристый контраргумент.

– Тогда получается, что я просто посидел, подумал над житьём своим, всё переоценил и всё –  пора ждать когда крылья прорежутся? А зачем тогда снимать порчу? Она же сама должна с меня улететь, или чего она там делает…?

– А ты сможешь? ВСЁ переоценить и сделать так, чтобы это стало твоим убеждением, а что ещё труднее, образом жизни? – она уже давно поняла, что я пытаюсь отточить своё ораторское мастерство, но видимо у неё уже выработался иммунитет на таких болтунов, как я. Она продолжала не заводясь.

– А порча, сама не уйдёт, к сожалению. Это ведь ещё и наказание. Поэтому должен кто – то за тебя просить.

– Что-то сложновато для первого раза… много всего и сразу, – Ольга решила тоже поучаствовать. – А с чего нужно начинать?

– Нужно снимать. Для этого вам придётся поездить сюда раз десять. И постараться выполнять мои рекомендации. А там посмотрим…

– А когда можно начать? – похоже, жена прониклась больше моего и уже приняла для себя решение.

– С тобой мы начнём сейчас, а с Сергеем сегодня уже не успеем. Времени не хватит. Ты иди к Андрею, чаю попейте, пока мы будем заняты.- сказала она, зажигая лампадку.

Я вышел, почему – то с облегчением. На кухне уже кипел чайник.

– Как тебе первое знакомство? – Андрюха сидел на кухне и слушал новости по телевизору почти без звука. – только говори тише, малявка только заснул. Тебе какого? Чёрный, зелёный?

– Давай черного,- я опять вспомнил о тортике, – ну, не знаю пока, что сказать. Понимаешь, всё вроде стройно звучит, но уж больно как-то сказочно. Прям, какие то «Вечера на хуторе, близ Диканьки»… ведьмы, колдуны… ты сам сталкивался с таким?

– Римма занимается этим уже три года. Судя по тому, что люди идут и идут, наверное то, что она делает, кому-то помогает. Ну, суди сам – если ты пришёл, и тебе не помогли, ты кому-нибудь посоветуешь к ней придти? Она ведь афиши не клеит и денег на этом не зарабатывает. Люди как-то сами  узнают и адрес ,и телефон. Идут  потоком. У неё, видел, глаза красные от недосыпа?

– Она говорит, что на мне тоже порча… но я не чувствую ничего такого…

– А ты знаешь, как она работает? Знаешь, что нужно чувствовать, чтобы понять есть или нет?

– Хм, нет, конечно…

– Давай чай пить. Я тебе сам могу объяснить не много. На эти темы лучше с ней говорить.

Ольга вышла заспанная, минут через сорок. Пока шло обычное в таких случаях прощание при одевании в прихожей, прозвучал звонок. Выходя, мы столкнулись в дверях с двумя женщинами разного возраста. Похоже они были не первый раз, так как деловито разулись, зная где оставить обувь и куда пройти.

Попрощавшись, с вышедшим нас проводить Андрюхой, мы сели в лифт.

– Ну, что там было?

– Я вообще ничего не помню. Я помню села в кресло, лицом в тот угол с иконами. Она начала, что-то тихо говорить… и я провалилась, как в яму. Может усталость сказалась, но я очнулась, когда она меня за плечо трогала. Сейчас ещё спать хочется…

– А разговор тебе как? – я всё пытался найти союзника в своём скептицизме.

– Если на секундочку допустить, что это всё существует, то звучит убедительно…

– А как допустить то? Ты как представляешь себе всё это? Вот мы с тобой сейчас это всё обсуждаем, а за нами наблюдает Бог со своими «рамками» и думает…раздвинуть или сузить? Вот вроде фигню говорят…раздвинул – я наглядно показал руками,- во…опять умницы-разумницы – сузил… и так за каждым? Да никаких Богов не хватит за каждым чекирить… –  Меня несло. Она слушала молча. – Или вот как ты себе представляешь ведьму?

Она задумалась.

– Ну вот ведьму я себе могу представить. У нас в деревне, у бабушки, жила одна такая. Все говорили, что она ведьма…

– Да я тоже много слышал про таких деревенских бабулек, но тебе же не она сделала. Тебе ж  кто – то из нашего окружения сделал, если верить Римме. А кто у нас этим занимается? Я вот себе никого из знакомых не могу представить над горшком с кореньями.

– Я пока тоже…

***

Татьяна шагнула за порог ещё чернее, чем в первый визит. Я ждал её в комнате, готовясь к разговору, но он не сразу получился. Она прошла и села в кресло насупленная и готовая вот-вот разрыдаться.

– Рассказывай.- мы не виделись два дня, после её первого посещения и я по опыту знал, что это самое тяжелый период  для тех, кто решил начать избавляться от астральных пиявок.

 Именно в это время происходит самая тяжёлая внутренняя борьба. Борьба почти неравная. Борьба, когда сущность, держащая тебя за все нервные центры, начинает понимать, что «донор» предпринимает усилия, чтобы освободиться от «опеки». Именно в это, первое время начинается залповый огонь, из всех доступных нечисти, орудий по психике бедняги. Ведь на этом этапе, как правило, влияние на эмоциональное и психическое состояние практически не ограничено и подавить волю, составляет мало труда. А неподготовленному человеку отличить свои мысли от навязанных, очень тяжело, учитывая, что опекающая сущность во многом производная от твоих же пороков, отрицательных эмоций. Ими она питается. Их же и «вышибает» из тебя. Ими наполняется и из них же и состоит. Со временем грань, отделяющая её от донора, размывается и уже трудно отличить, где кончается наведённое извне и начинается своё. Всё становится единым, концентрированно – отрицательным.

– А, что рассказывать? – она была настроена почти агрессивно. – Я очень сильно не хотела сюда идти. Даже говорить не хочется.

– Я тебя понимаю, но поговорить мы должны. Расскажи, как прошли две эти ночи? Он приходил?

Она помолчала и начала нехотя, будто через силу выдавливала слова.

– Да. Приходил.- опять пауза. – Мне было опять жутко. Он не прикасался ко мне. Он метался по комнате…я не видела его, а только чувствовала по перемещению источника ужаса. Опять было такое состояние, как в самый первый раз – я не могла пошевелиться, как парализованная. Это продолжалось долго, а потом опять в одно мгновение пропало, как – будто выключили какой – то выключатель. Перед самым уходом его я чётко услышала «дура»…и всё. Сегодня ночью никого не было. Это нормально? Может уже всё, он ушёл?

– А дни как прошли?

– Я сама не своя…я боюсь приближения ночи. Боюсь и одновременно жду…жду его.

– Тань, ну всё идёт нормально. Обычно так и происходит. Он обязательно предпримет попытку всё вернуть в прежнее русло. Сейчас он пока силён и просто бесится. Но долго без подпитки он не сможет. Ему будешь нужна ты, вернее твоя энергия. Он снова будет паинькой и попробует тебя приласкать. В этот момент тебе нужно будет устоять. Принимай его как вредную привычку, с которой тебе врачи приказали прощаться.

Она молчала.

– Давай продолжим, закрывай глаза.

Я встал за креслом, на котором она сидела и начал читать. Почти сразу у неё пошли слёзы. Они были крупные, как дождевые капли. Она вначале пробовала их молча собирать в платок, а потом, когда платок стал мокрым насквозь, оставила как есть.

После отчитки, я разрешил ей открыть глаза и спросил о самочувствии.

Она смотрела на меня красными, ошарашенными глазами.

– Со мной кто -то разговаривал! – Она была возбуждённо – обескураженной. – Вот прям где-то под черепом внутри, я чётко слышала мужской голос. Он просил меня уйти отсюда. Говорил, что вы сектант, и всё для меня здесь закончится плохо. А ещё клялся, что любит меня…  Я сначала сильно испугалась. Со мной такое впервые. Я чётко понимала, что этот разговор происходит в моих мыслях… но это был именно чужой голос, именно мужской.

– Что ты ему ответила?

– Сначала я не могла никак сообразить, что ответить. Я растерялась… А потом я начала его гнать. Он не обращал внимания на меня и продолжал своё, что мол тут хотят сделать из меня зомби, но он не допустит и будет за меня бороться. Ещё он сказал, что он мой ангел – хранитель!

Тут я уже не выдержал и засмеялся.

– Ангел – хранитель? Хороший ход! Ай, молодца. А он не лишён фантазии. Обычно они тупее, а этот прям большой умница. Вот видишь, они не так просты. Но в целом это хороший знак. Я думал, что он помощнее. Думал, что он тебя ещё какое-то время помотает… но похоже силы его гораздо меньше, чем показалось вначале, раз он уже пытается приручить, а не пугать. Не обращай внимания, насколько, конечно, это возможно, не обращать внимание на такое. Всё будет хорошо. И похоже, даже быстрее, чем я думал вначале.

– А это не это…не шизофрения? – испуг её был искренним.

– Думаю, что такой диагноз на приёме у психиатра  тебе был бы гарантирован, – я улыбался. – Многим именно после таких вот бесед его и ставили. Не переживай. Бывают случаи, гораздо тяжелее того, с чем тебе пришлось столкнуться. Я понимаю, что впервые, да ещё на себе… это выбивает из колеи надолго. Ничего страшного, просто будет теперь у тебя ещё и такой жизненный опыт. Давай в следующий раз, мы увидимся  через день и постарайся помнить всё, что я тебе сегодня говорил. Если он придёт, сопротивляйся и главное не бойся его. Физически он не сможет тебе ничего причинить. А страхи твои его тоже питают, правда немного другой энергией, не совсем гармоничной по его природе, но зачем ему доставлять даже такое удовольствие? Сходи в церковь, купи ладан и прокуривай на ночь комнату, в которой будешь спать. Это создаст ему дополнительные трудности.

Я проводил Татьяну  до двери и пошёл готовиться к следующей посетительнице. Её звали Галина. Те, кто смотрел фильм «Изгоняющий дьявола», наверно смогли бы составить своё мнение и о том «рулевом», который полностью владел телом этой женщины. Это было НЕЧТО….

Первое знакомство с Галиной произошло в самом начале моей практики.

Галя пришла к Римме насквозь больной. Её диагнозы могли бы послужить темой для диссертации медиков всех специальностей. У неё не было патологии, разве что с кончиками ресниц.  Но особый интерес медицинских светил к ней был вызван даже не обилием всяких недугов в одном многострадальном  теле (очень удобно для наблюдения), а их протеканием. Галя была для них настоящей загадкой.

 Болезни в разных гремучих сочетаниях вмиг накидывались на неё…и так же быстро, пока врачи пытались составить примерную картину её состояния и назначить какое то лечение, покидали её, не оставив следов, регистрируемых теми же приборами, которые ещё неделю назад констатировали различные поражения, мало совместимые с жизнедеятельностью организма.

Через короткое время «икебана» менялась и уже другие специалисты были вынуждены разводить руками и подумывать о том, чтобы сказать своё слово в медицине, опираясь на официальные данные её обследования, описать нетрадиционное проистекание традиционных недугов.

Я видел её у Риммы, когда приезжал консультироваться по своим больным, пару-тройку раз. Измождённое, бледное лицо…потухшие глаза. Немного грубоватые, мужские черты лица, вымученная улыбка при встречных «здравствуйте»…ну вот пожалуй и все впечатления.

Я давно не верю в совпадения, но тогда я ещё многое для себя допускал.

На следующий день, после описанного в начале памятного диалога с Наташиным «квартирантом», я на работу бежал так, что какой-нибудь Бэтмен или Супермен, свернули бы свою практику, понимая что вышли в тираж. Мне нужен был Андрюха. Очень был нужен! «ЧТО это было вчера? ЭТО вообще ЧТО?!?! ЭТО вообще КАК?!?!» – примерно такой набор вопросов я думал ему задать после эмоционального рассказа про вчерашние Наташины «симптомы». Но я не успел ничего сказать, когда мы встретились. Он пришёл хмурый, сосредоточенный и сразу отвёл меня в курилку со словами «Нужно поговорить». Я почувствовал, что случилось, что то сверхординарное…таким я его ещё не видел.

– Андрюх, слушай…- начал было я, но он меня остановил.

– Серёг, ты Галю помнишь?

– Какую Галю?

– Ну, ту, что вся больная, чёрненькая такая, к Римме уже месяца два ходит…

– А, эту? Видел пару раз у вас, а что?

– Вчера она пришла как обычно на отчитку. Мы ещё о чем то с ней перекинулись парой слов, пока она ждала Римму. Я пошёл телек смотреть, когда она зашла «читаться» и буквально через пятнадцать минут слышу, как меня Риммка зовёт. Я подрываюсь «пулей», такое и раньше было, некоторых рвёт во время отчитки и бывает нужен тазик с водой… – он явно подбирал слова. – Короче, когда я заглянул в комнату, чуть заикой не стал. Галя, когда я заглянул, уже доламывала кресло, на котором должна была сидеть. Римма обычно кладёт на голову больным ту Библию старую, помнишь, такая в кожаном переплёте, здоровая такая?

– Помню, конечно…килограмм пять которая?

– Ну, да… так вот она эту Библию распотрошила по листочку разбросала по комнате. Нужно было видеть её лицо… я бы её не узнал. Она была МОНСТРОМ! Такие глаза! Я честно говоря «припух» в дверях….

– А Римма, как?

– Да я даже не успел на неё посмотреть. Меня как загипнотизировали. Я смотрел на Галю и ноги к полу приросли. Я такого не видел. Она двигалась очень резко и быстро. Причём каждое движение было точное, как у робота и ничего лишнего. Прикинь – рычит по-звериному и методично кресло кончает… ножки кресла как спички выламывает по одной. Это какую силищу то нужно иметь?!?

– Да ты что?

– Мы стоим, я в дверях, Риммка у окна и не знаем, что делать. Она кресло кончила и начала ржать… А потом резко, всем телом ко мне развернулась и у неё как то так получилось, что сразу глаза в глаза… понимаешь, она не искала взгляд, а сразу… стояла ко мне спиной и вдруг резко разворачивается и сразу как выстрел – глаза в глаза… Такая морда у неё была…а взгляд…  зарычала… оскалилась, глаза сузились и слюна изо рта течёт по подбородку… Я реально чуть там на месте не обделался… Она подошла спокойно к столику рабочему, взяла в руку распятие деревянное, вытянула руку и сжала его в кулаке. Крестик на три части разломился, а она как в кино, пальцы разжала и обломки на пол упали… прикинь? А потом резко, как выключателем щёлкнули, глаза закрылись она обмякла и упала как мешок. Я думал умерла. Смотрю на Риммку, она бледная как скатерть… Подойти боимся и стоим как истуканчики.

Я слушал и понимал, что моя «сенсация» становится местечковой…в «столицах» вон чего делается…

– Чем кончилось то?

– Чем? Минуты три так и стояли и смотрели на неё, потом Римма подошла, нагнулась, говорит «Вроде дышит…». Тут и я на ватных ногах подошёл. Она лежит, как будто спит. Лицо разгладилось, спокойное, как во сне… а трогать боимся…знаешь, как в фильмах ужасов, вдруг резко вскочит или ещё чего выкинет. И тут Галя глаза открывает… такие мутные, знаешь, как после наркоза. Взгляд бессмысленный, но уже не тот, какой был, когда она всё крушила. Риммка её позвала «Галя, Галя»… а она ничего не понимает. Лежит и смотрит в потолок отрешённо. Риммка её водой святой побрызгала, та встрепенулась и взгляд стал какой то смысл приобретать… Она ей руку на лоб положила и дала энергии, она это умеет как-то делать, и Галя совсем в чувства пришла. Села на полу и оглядывается… Спрашивает:

– А это…?

Мы ей:

– Не обращай внимание… – а у меня поджилки все трясутся…

Посидела она немного, чаем её отпоили и поехала домой. Римма просила, чтобы ты своих больных всех переназначил и приехал к нам снова отчитывать. Видимо, она говорит, мы подошли к какому-то серьёзному этапу. «Доросли»….

– Хм… а у меня вчера было тоже… – и я вкратце пересказал историю с Наташей. Андрей задумался.

– Надо же, одновременно…

– Да, какое чудное совпадение. А когда у вас Галя в следующий раз записана?

– Завтра. Будешь?

– Буду конечно. Хорошо, что ещё целый день есть, я успею дела в порядок привести…

– Завещание, что ли?

– Ну, да. Надо же свои долги равномерно между родственниками распределить, чтоб всё по – честному и не осталось «обнесённых» и обиженных.

Галя была записана на шесть вечера, я приехал к четырём, чтобы успеть обсудить с Риммой сложившуюся ситуацию и выработать план «наступательной» операции.

– Ну и с чем мы столкнулись?- спросил я после пересказа своих подвигов.

– Похоже на классическую одержимость… этому явлению не одна тысяча лет, просто в нашей практике мы столкнулись с этим впервые.

– А средства какие против этого… «явления» будем применять? Есть «таблеточка» от этого кошмарика?

– А тебе, тех «таблеточек» мало? Видимо они пытались, сколько могли, терпеть но не выдержали, значит действует на них, раз взбесились.

– Взбесить то мало, нужно выгнать…

– Давай понаблюдаем. Случаи всё-таки неординарные, будем ориентироваться по обстановке.

– Да уж… только обстановка не располагает к ориентированию… в эти моменты появляется желание сориентироваться на местности и так километрах в пяти от этого «праздника жизни». А если серьёзно, я вот о чём подумал – и в случае с Наташей и Галин «приятель» могли бы нас разметать как котят… это ведь не сложнее, чем кресло одними пальцами разобрать на атомы. Дури то у них хоть отбавляй в этот момент. Дури и желания, судя по тем взглядам, которыми они нас одаривали…а вот с возможностями видимо не так просто, как им хотелось бы. Видимо, «компетенция» их на нас не распространяется?

– Трудно судить по одному разу. Сегодня посмотрим какие у них компетенции.

А всё-таки, когда прозвенел звонок в дверь, вздрогнули все трое, хотя и ждали…

Галя вошла, разулась, поздоровалась.

– Мне проходить? – голос у неё был действительно басовитый. «Мужиковатая» – пронеслось у меня в голове.

– Да, Галь проходи, мы сейчас подойдём, – Римма говорила обычным ровным голосом, но я чувствовал – она мобилизована.

– А сколько у вас ещё есть кресел? – попробовал я разрядить обстановку «перед стартом», после того как дверь в «рабочую» комнату за Галей закрылась. – Может предупреждать «буйных», что мол только со своими, чтобы приходили… шутка повисла в воздухе.

– Давай так – на Римму было приятно посмотреть, она была собрана как Барклай Де Толли, перед Бородинской битвой. –  Я начинаю, а ты одновременно со мной читай «защиту». Всё, пошли. Андрюш, ты зайдёшь позже, минут через десять.

– Ну, с Богом?

– Да, не мешало бы…

Галя нас встретила, сидя в кресле. В новом кресле. Вид у неё был вполне мирный.

– Как ты себя чувствуешь? – Римма осталась у двери, я зашёл сзади и встал за креслом.

– После последней отчитки, мне стало легче. Я, правда всё время хочу спать, но ничего не болело. Я уже отвыкла от этого состояния. Всё время, что то «отваливалось», а тут два дня я как новая.

Мы переглянулись с Риммой. Видимо вымотался «сердешный»…

– Это хорошо. Закрывай глаза, давай начнём.

Галя закрыла глаза и было видно, что приготовилась поспать. Поёрзала в кресле, устраиваясь поудобнее, голову склонила на бок, руки положила расслабленно на подлокотники. Мы начали, согласно обговорённой партитуре. Пока ничего не происходило. Всё шло штатно. Минут через десять в дверь заглянул озабоченный Андрюха. Молча вопросительно кивнул, Римма отпустила его жестом. Было видно, как облегчённо он прикрывает дверь, стараясь не шуметь.  Только она закрылась, началось…

Мы поменялись с Риммой местами. Она стояла за спинкой кресла и, положив руку Гале на голову, читала молитвы от порчи, изредка отнимая руку, чтобы перекреститься. Я теперь стоял спереди и, читая защитные молитвы, наблюдал за Галиным лицом. Оно было расслабленное, спокойное. Было ощущение, что человек просто спит. И вот, когда Андрюха прикрыл дверь, лицо это ожило. Сначала дёрнулась верхняя губа. Быстро дёрнулась, обнажив передние зубы и снова расслабилась. Я подобрался, взглядом дал Римме знать – началось. Она, продолжая читать, подошла ко мне и посмотрела на Галю. Та мирно спала. Римма вопросительно на меня посмотрела. Я мимикой ей показал, что мол «погоди, сейчас ещё будет». В этот момент Галины руки пришли в движение. Она сняла их с подлокотников, развела в стороны и выставила вперёд напряжённо-согнутые пальцы, как кошка выпускает когти. Всё это происходило молча, под аккомпанемент нашего акапелло. В одно мгновенье голова «вспорхнула» от плеча, лицо превратилось в ужасную гримасу и «оно» открыло глаза. Резко открыло, уставилось на Римму и зарычало. Это была уже не Галя. Взгляд был злой и немигающий. Как всё-таки мимические морщины могут передавать эмоции. Столько ненависти и угрозы во взгляде я не видел в живой природе, за всю свою жизнь.

Тут случилось непредвиденное. Римма подошла сбоку, присела рядом с креслом и положила руку на грудь Гале. Я замер. Реакция последовала молниеносная – Галя (или кто там) взметнула рукой с растопыренными пальцами и попыталась вонзиться невидимыми когтями в лицо Римме. Рука остановилась в сантиметре, как  будто натолкнувшись на невидимую преграду, затряслась от напряжения и начала двигаться к руке на груди. Медленно, преодолевая  сильное напряжение. Оно зарычало так, что холодок пробежал по спине. Всё это время глаза, не отрываясь и не мигая, смотрели Римме  в глаза, но и она глаз не отводила. Я её такой ещё не видел. Взгляд был пристальный, но какой -то сожалеющий, что ли. Было понятно, что она шла в наступление. Результат был не предсказуем. На меня никто внимание не обращал, и я с большой торжественностью, умноженной на животный страх, читал защитные молитвы.

Пока продолжалась зрительная дуэль, рука Галины с растопыренными пальцами зависла над рукой Риммы у себя на груди. Было видно, что она дрожит от напряжения, но что – то ей мешает вцепиться в неё.

– Убери, сука! – голос был явно не Галин. Какой – то шипяще – булькающий, как – будто человек пытался говорить с полным ртом воды. – Прожжёшь, бля…на!

– Потерпишь… – Римма говорила, как мне показалось, спокойно. – Имя назови.

– Какое теб… – договорить не получилось. Широко открытым ртом, Галя стала хватать воздух, как в астматическом припадке и сползать в кресле вниз. Тело изгибалось и выгибалось дугой, пытаясь, освободится от руки на своей груди. Со стороны это напоминало ковбойский номер, когда необъезженная коняшка пытается сбросить с себя седока в кожаных штанах и нелепой шляпе. Похоже, всем стало понятно, кто здесь главный, осталось проигравшей стороне попытаться выторговать «подъёмные» контрибуции.

– Ну, всё! Всё! Дай вздохнуть! – Галино тело продолжало извиваться, а пальцы с силой сжиматься и разжиматься, но уже даже не пытаясь причинить вреда. Как раньше писали про происки империалистов – «в бессильной злобе».

– Имя!

В ответ был слышен только хрип и бульканье где то в груди.

– Имя!

В этот момент повторилось, как в предыдущее «свидание». Сработал невидимый выключатель и Галя обмякла в кресле, почти съехав на пол.  Дыхание стало ровным и размеренным, как у мирно спящего человека. Лицо снова разгладилось. С него ушла вся хищность.

– Продолжаем – Римма, не оглядываясь в мою сторону, переместила руку на лоб Галине. – Давай читай основное…

Я переключился с защитных молитв на изгоняющие…

В этот раз переход из спящего состояния в активное был молниеносный. Но угрозы уже не исходило не от взглядов, не от жестов. Ситуация изменилась. Галины глаза были открыты и смотрели на запястье руки, которая лежала у неё на лбу. В них был ужас. Казалось, что она готова заплакать, но боится сделать даже это. Просто трепет и больше ничего.

– Что же ты ушла, не познакомившись с нами? Это не вежливо. Как тебя зовут? – Римма говорила напряжённо. Я понял, что она тоже на пределе.

– Римм, давай я тебя подменю…

Галин «квартирант» быстро выкинул в мою сторону руку с растопыренными пальцами и страшно зашипел, окатив взглядом-лезвием… и тут же вернулся к трепетному взиранию на запястье Риммы. Рука опять упала безвольно, плетью.

– Не надо. Продолжай. – Римма продолжала расслабленно держать руку на лбу у Гали. – А ты не тяни со знакомством. Имя!

***

Не знаю, интересна ли будет эта тема современному читателю, на фоне всех «Битв экстрасенсов» и таких эффектных визуальных доказательств существования жизни ПОСЛЕ и жизни ВНЕ нашей.

Поэтому решил предложить вам этот отрывок и по Вашей реакции для себя понять, стоит дописывать или это не востребовано сегодня. По результатам голосования буду принимать решение. Заранее благодарю всех, кто не останется равнодушным и проголосует ЗА или ПРОТИВ. Для себя решил, что сяду за продолжение, как только разница между ЗА и ПРОТИВ составит 3 000 голосов. Почему? Просто каприз и потакание лени. Спасибо.

 

Как вам кажется - стоит продолжать или нет?
  • да, стоит. 96%, 49 голосов
    49 голосов 96%
    49 голосов - 96% из всех голосов
  • да* 2%, 1 голос
    1 голос 2%
    1 голос - 2% из всех голосов
  • нет, не стоит. 2%, 1 голос
    1 голос 2%
    1 голос - 2% из всех голосов
Всего голосов: 51
Март 4, 2016 - Январь 31, 2017
Опрос закрыт
7090 Прочитано всего 24 Прочитано сегодня
Показать в сети
  • 51
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

25 мыслей про “Молот ведьм. Наши дни.

    • Выпивший От автора

      События, описанные в этом фрагменте самые реальные и описаны с документальной точностью! Изменены только имена героев (тоже реальные люди)

  • Юлия

    Как говорится, автор, пиши еСЧо)) До Достоевского, конечно, далеко, но огромному количеству популярных и, к слову сказать, хорошо зарабатывающих своей писаниной бездарностей далеко до данного автора….так что не ленитесь, уважаемый, пишите, с нетерпением ждем продолжения. Отдельно: Юмор, кстати, в данном произведении на редкость хороший- и в меру, и уместно.

    • Выпивший От автора

      Спасибо! Я за юмор переживал отдельно!))
      Жду голосования).
      Ещё заставляет задуматься то, как описывать другие события, если на примере этого отрывка понятно, что читателя нужно готовить к некоторым описаниям. Я старался отдельные сцены упрощать для восприятия через юмор, но были такие, которые не одним юмором не упростишь. Ладно, посмотрим, что скажут остальные, тогда может придёт решение как лучше). В любом случае СПАСИБО.

      • Юлия

        Ну вот не было печали, теперь приходится ломать голову над загадкой да что ж вы за человек-то такой? И уж раз вы так жаждите отзывов, делюсь соображениями. Правда боюсь, мой комментарий будет по объему текста в аккурат с обсуждаемый отрывок книги)) итак, стиль речи, компановка текста и проч. “технические” особенности написания – вполне себе говорят, что у аатора литературный талант имеется.Тема произведения таит в себе огромную опасность накрениться в пошлость. Вы же прошли по этому краю с достоинством. В общем, по представленному тексту можно сделать вввод, что вы человек грамотный, не глупый, и как бы это сказать, не ” пустой”- Ну так какого черта вам нужно мнение большинства? Это только дураки уверенны, что большинство умнее, умные же люди бессознательно догадываются, что они в меньшинстве….Вариант разгадки, что вы впервые что-то пишите. Писать хочется, но очень страшно: все время думаете, как оценят, понравится – не понравится, а интересно ли это вообще кому-то, а не дай бог еще и меня сквозь нелепый пвсевдоним и аватарку увидят….на самом деле жутко хочется, чтобы всем понравилось, и в идеале еще бы и нобилевку по литературе дали, но тут уже вы фио то народу огласите)))) это вариант. Но тут меня смущает, что вы говорите, что лень продолжение писать…это вы либо лжете, ну пусть не лжете, скажем помягче, лукавите, либо мой вариант ошибочный….тогда другой вариант. Вообще люди пишут кгиги в двух случаях: 1. когда сверху свалилось вдохновение, накрыло, переполнило и надо все излить на бумагу 2.когда хотят заработать денег и это просто бизнес, ничего личного. Тут нельзя сгоряча, по-коммунистическим принципам вторых сразу причислять к меркантильным урырям и делать выводы, что они бездарности. Много тому примеров, когда получаетсч здорово. Я вот очень уважаю Минаева и Робски, они очень талантливы, заработали бабла и при этом людям не г..но продали. Если вы относитесь к писателям этого разряда ( тут вы сами мне пишите ” думаю, как это читателю преподнести” ) и данное голосование- своего рода маркетинговый анализ, чтобы испечь в результате “покупаемый пирожок”, тут я боюсь, вы сделаете ставку на некорректные данные. В интернете очень любят гадости и глупости писать и вообще ” быть злыми” (по морде ж в ответ не прилетит). Так что вы тут еще наслушаетесь. Да и потом, все- таки у вас книга- не ширпотребный детективчик. В таких вещах есть миссия изменить чью- то жизнь. Поэтому такие книги должны быть в печатном варианте и они сами выбирают человека, которому их надо прочитать. А в интернете этой магии нет, поэтому будет попадать ваше творенье в руки абы кому, побольшей части как раз не тому кому надо. Если вы и вправду человек, видящий астральный мир, вы как никто должны это знать. Вот тут вопрос, кто вы, “ведун” или маркетолог? И в том и в другом случае совершаете ошибку….или я ошиблась с вариантом догадки. Последний вариант. Все-таки вдохновение. Кстати, не факт, что книга, снизошедсшая “сверху” не сделает автора богатым…. ну, с этим вариантом вообще большими буквами: какое голосование??? Какая ЛЕНЬ??? Вы никогда не понравитесь всем, вы не должны думать, как кому чего преподнести!! Если вам что-то доверили сверху, значит, это должно быть через вас кому-то передано и именно в том виде в каком ВАШЕЙ ДУШЕ угодно. Я думаю, там не ошибаются с выбором “поверенных”))) ….вы еще не спите? Еще читаете мой трехтомник?)) Тогда еще пару слов о теме, которая вас смущает. Я думаю, вас сейчас задолбают вопросами ” а че, правда? Реально, да?” Не доказывайте, не оправдывайтесь и не опасайтесь. Главное в книгах не персонажи, их имена и связанные с ними события, а в мыслях и чувствах, которые книга вызывает. Вы читали сто лет одиночества? Вот представьте себе что бы было, если бы Маркес стал у людей спрашивать интересна ли кому-то тема? А ему в ответ: а че правда Хуанита дочь Хуана? ))
        В общем, я уже сама себе поднадоела…к чему я это все: пишите продолжение прямо сейчас. Обязательно свисните мне, когда напишите. Ах да, название вот, на мой взгляд, не очень удачное. Может подумаете, как еще можно назвать книгу.

        • Выпивший От автора

          Это здОрово, что мой первый рецензент, оказалась не ленивой и такой подробной. Спасибо. Ваш психоанализ помог мне кое -что поставить на место в своем отношении к этой идее. Не скрою, там где про “талант”, прочитал раза три с небольшими перекурами)). Оказалось – падок).

          Теперь о книге. То, что вы прочитали написано года три назад, буквально за три часа. Я писал не сочиняя и не исправляя, не мучаясь над постановкой сюжета. Вдохновение? Бесспорно. Но я дошёл до места в сюжете, где нужно определяться куда сворачивать. Какой вектор выбирать – экшн или философию. Совместить это в один замес мне “таланта” точно не хватит. Но и одно без другого не живёт. Экшн – это бесспорно ход в сторону маркетинга.

          Думаю, что таким материалом читатель не избалован. По крайней мере всё, что я видел в публичном ходу (а я видел не мало по теме) мало соотносится с реальным положением вещей… вернее с тем как я это вижу и знаю, и с тем, с чем мне пришлось столкнуться. В реальности тема не имеет даже тени романтики. Краткое описание – жуть! Ежедневная беспросветная жуть. Если это вынести на широкую аудиторию без подготовки (а пожалуй и с подготовкой) и если это прозвучит убедительно, а не сказочно, то это может вызвать понятийный шок от разрыва шаблона.

          Поэтому, когда я писал в предыдущем комментарии о том, что нужно ещё подумать КАК ПРЕДСТАВИТЬ дальнейшие события в повествовании, это было не кокетство и не попытка завернуть по-круче, чтобы продать подороже))). Это реальное непонимание границ дозволенного. Исходя только из этих соображений, от описание экшена я воздерживаюсь.
          Тиражировать голливудские агитки вроде “Константина” и его производных не хочется, а описывать реальность, что -то я очкую.))) Наверное, если бы это было нужно и правильно, то давно бы всё было сказано в пророках)). Я ещё на “таланта” соглашусь…а на пророка нееее….это опасные глубины!
          Остаётся философия. С этим с одной стороны проще, но удержать на ней внимание гораздо сложнее. Она (философия эта) на большого любителя. А “большой любитель” – это субстанция штучная. Вот и получается, что не понятно для кого и для чего продолжать? А когда не понимаешь конечной цели, то именно лень. Что такое лень? Это когда не хочется отвлекаться от повседневно насущного, ради эфемерно – невостребованного.
          Теперь немного про вас, Юлия. Вы интересный человек. Психоанализ по крохам информации, которые я о себе тут оставил, проведён мастерски. Буквально с тремя -четырьмя заносами))) но это я уверен, только из-за недостатка материала для анализа. Или (как вы любите) второй вариант – вы описали себя. Пишите? Интересно было бы почитать. Даже один этот развёрнутый комментарий тянет на эссе. Я думаю, что у вас бы получилось жечь сердца глаголом. Давайте пробовать. Я вот решился и теперь не жалею. Атмосфера на этом сайте пока дружелюбная. Пока не набежали тролли, здесь комфортно. Ну, так как…ждём?

          • Юлия

            И вам спасибо за подробный ответ) и уж извините меня за мое, как вы выразились, эссе. Я тут глянула на это, не знаю, что так Остапа то понесло,)) резковато как-то получилось, мне совсем не хотелось вас обидеть своими “заносами”. Но с другой стороны, видите, вот даже люди заинтересовались. Боюсь правда желание не разочаровать общественность лишит нашу переписку искренности. Как, кстати, вас зовут? А то так и хочется уже к вам обратится: а знаете, дорогой мой Александр Сергеевич…а тут вот и не известно Сергеевич ли вы))
            Очень, хочу сказать, растрогало меня ваше предположение, что я пишу))) Я, вообще-то да, пишу….и мнооого пишу))) жанр только у моего творчества специфический)))) и читатель тоже))) В общем, я обычный юрист, и , увы, кроме заявлений и жалоб даже сказку ребенку сочинить не могу- не дано)) кстати, психоанализ и умение видеть, что скрывается за “малыми исходными данными” – это своего рода издержки профессии, без этой способности никак.
            НО я читатель!! с опытом и со стажем! Я мню себя большим ценителем))) я к книгам отношусь как знаток и любитель вин соответственно к винам -дешевое не употребляю и не люблю дорогой ширпотреб)) собственно вот поэтому взяла на себя смелость оценивать ваш представленный на суд отрывок книги и уж и вас заодно)) И у меня хорошие впечатления. И от того и от другого))
            Что касается вашей дилеммы. Не подумайте, что я берусь советовать. Я в вопросах эзотерики поверхностно разбираюсь. И уж совсем не знаю о ваших дальнейших планах на жизнь – это же тоже важно при принятии решения. Но мне кажется ход размышлений должен быть следующий. Если допустить, что все что вы пишите- правда ( а я это только допускаю, потому что я вообще атеист и скептик), то тогда получается, что вам свыше дано: а. Дар видеть то, что видят единицы. Б. Вам позволили увидеть нечто, что способно стать взрывом сознания. В. Вас еще и хорошими литературными способностям снабдили. …
            И все это для того, чтобы вы написали пусть даже мегапопулярную книжонку, которую девочки с интересом прочитают в метро? Да вы сами, значит, ни во что не верите?!
            И потом, мне кажется уже огромное количество людей ждут, чтобы им сознание перевернули и шаблоны разрушили.
            Так что я голосую за жесть как она есть))) а что касается философии вы в любом случае, что бы вы не выбрали , от нее никуда не денетесь. Любая мысль об окружающем мире, а уж тем более параллельном- это уже философия))
            …вот теперь еще и любопытство будет мучить, что ж вы выберете)))

  • Елена

    Прочитала переписку Юлии с Выпившим автором. Предлагаю редакторам вывести ее в отдельное произведение. А вас просим не останавливаться. Следующую главу пишет Юлия!)

    • Юлия

      Спасибо)) для меня тоже интересный поворот сюжета)) а почему бы и нет? Может наш выпивающий станет известным и наша с ним переписка будет для его поклонников не менее интересна, чем скажем , письма Маяковского к Лиле Брик))) мое тщеславие уже потирает потные ручки)))а ответить мне-таки есть чего))

    • Выпивший От автора

      Все интереснее и интереснее. У меня появляется забытое из детства ощущение интригующей игры в “любовные” записки. Пока ее разворачиваешь прокручиваешь возможные варианты сюжетной линии. А там, что- нибудь ” я тоже”. Чего тоже? Зачем тоже? Ты уж забыл чего ей наплел в предыдущей. Переписывался с половиной штатного расписания класса (графа “девочки”). Вот и сейчас Юля пишет “…есть – таки чего сказать…” и в воздухе повисло звенящее ожидание))) от напряжения монитор треснул)

      • Юлия

        Какие все- таки творческие люди романтические натуры))) и вы еще сомневаетесь, писатель ли вы)) я сильно извиняюсь за ваш треснувший монитор и трепетные чувства, но я человек не творческий, я просто что называется без задней мысли сказала, не подумав)))

          • Юлия

            Я с удовольствием с вами поспорю)) но сразу предупреждаю о двух обстоятельствах: 1. Споры со мной обычно заканчиаются не мокрым местом, а приговором. ..)) 2. Уже в среду я буду спорить в другом месте, так что дольше этого времени мое присутствие здесь продлиться не может, увы.
            А у нас с вами кстати, есть нечто общее. Мне еще до того как вы написали, вспомнился именно фильм остров. Я только его вспомнила в свете того, что в подобных темах мне очень близок персонаж Дюжева. У меня вот просто никакого такого дара нет и не было. Я в своей жизни накакого даже крохотюсенького призрака не видела. То ли воображения нет, то ли физику в школе хорошо учила….но я всегда могу объяснить, что где стучит или светится….вооот…а завидки берут…без чудес скучно….

          • abc

            Персонаж Дюжева близок мне, потому что узнал себя. Часто ловишь себя на мысли, что плывёшь в фарватере «чтоб не хуже, чем у людей», а надо тебе это самому? Чаще нет.
            Дюжев тоже готов к служению, но в рамках и правилах принятых в нашем ОБЩЕСТВЕ, и рад бы помочь людям но его молитвы Бог не принимает, потому что Богу на наши правила далеко параллельно. Сами мы их придумали, самим и расхлёбываться.
            Или как Тихону проще закурить, получить пулю в грудь и выполнить свой долг, чем предать и всю жизнь искупать свой грех.
            А в наш век смартфонов и кредитов чудес намного больше чем кажется , просто нам не чудеса нужны, а новый смартфон и кредит на более выгодных условиях.
            А фильмы есть: Обряд с Энтони Хопкинсом, Ангел-А Люка Бессона.

  • Юлия

    Ох,ох…и мне это не показалось…это самое настоящее предложение…чертовски, конечно, приятно, но руки нервно потянулись подобрать подолы белого платья и в очередной раз сбежать из под венца)) и дело не в том, что вы мне не по нраву. Надо отдать должное, ваш ресурс и правда очень приятное и комфортное место для интересных людей. Вы и ваши коллеги большие молодцы! Если бы я входила в состав комиссии, присваивающей звезды, я бы не поскупилась и на пятую. Все-таки пять звездочек лучше во всех отношениях)) вам наверное трудно после всего, что вы здесь видите поверить, что я -человек, который никому даже смс-ки не пишет, я тот краснокнижный зверь, который не зарегистрирован ни в одних соцсетях. Да что там фэйсбук и инстаграмм. Мой гражданский муж уже 12 лет безнадежно пытается что-то там со мной зарегистрировать и, как и вы, посягает на мой паспорт. А тут вы мне такое на второй день знакомства предлагаете…. Я думаю, он последние волоски на лысине выдернет, если вы его так лихо обойдете на повороте))
    Я очень приятно провела с вами со всеми время. Сайту вашему желаю благополучия и процветания. Всем писателям желаю удачно выйти из творческого кризиса и из запоя. А всем читателям желаю интересных и трезвых писателей)) Делу время, а потехе- час. Завтра последний выходной и вот так праздно проводить время за “словесным вышиванием” мне будет уже некогда)) так что я в вашей памяти, пожалуй, так и останусь нехорошим человеком, который, не заплатив по счету, избежал ответственности. ..да, да…кругом одни аферисты)))

  • Cветлана

    Перечитала третий раз. Жаль, что форма голосования даёт возможность проголосовать только один раз! Не поленилась бы, не достающие 2 960 раз проголосовала yu . Ну, интересно же, чего там дальше popcorm ! Выпивший, тебя судить нужно за преступления против человечности vava ! Нельзя так томить народ!